В те декабрьские дни грозного 1941...

    В конце ноября 1941 года обстановка на юго-западном направлении советско-германского фронта была исключительно сложной. 22 ноября немцы заняли Ефремов, 25(26) ноября Ливны, 3 декабря - Павелец, 4 декабря - Елец. Наши войска в результате тяжёлых оборонительных боев и последующего отступления понесли большие потери, нуждались в пополнении и отдыхе. Однако, несмотря на это бойцы и командиры пытались отстаивать каждый рубеж, контратаками наносили ощутимые удары противнику. Особенно ожесточённые бои шли за населенные пункты. Многие из них несколько раз переходили из рук в руки. Противник продолжал наседать и рваться на восток.
    Для восстановления положения командованием Юго-западного фронта (командующий Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко) были направлены свежие пополнения, а также вновь сформированные стрелковые, артиллерийское и танковые части, на угрожаемые направления подтягивались резервы. Принятые меры позволили стабилизировать линию фронта и вскоре приступить к освобождению занятой противником территории.
     Освобождение Орловщины (в её прежних границах) началось в ходе Елецкой наступательной операции (6-16 декабря 1941 г.)1  правового крыла Юго-Западного фронта, преследующей следующие цели: разгромить елецкую группировку противника и восстановить положение на правом фланге Юго-Западного фронта; прорывом подвижной группы войск в сторону Ливен, Хомутова и Верховья создать угрозу тылам танковой армии Гудериана и содействовать разгрому её в районе Тулы войсками Западного фронта.
     По замыслу операции главный удар наши войска должны были нанести из района Тербуны, Борки, Натальевка в общем направлении на Никитское, т.е во фланг и тыл елецкой группировки противника..
     Одновременно в обход Ельца с севера вспомогательный удар наносился из района Маслово, Рогатова в направлении на Тросну, Никитское. Оба удара, нацеленные на Никитское, привели бы к полному окружению и уничтожению елецкой группировки противника. Для выполнения задач намеченных планом, были созданы две ударные группировки. Предполагалось. что главный удар нанесут войска подвижной ударной группировки фронта генерал-лейтенанта Костенко Ф.Я. Состав группы: 1-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора Руссиянова И.Н., 5-й кавалерийский корпус генерал-майора Крюченкина В.Д., 34-я моторизованная и 129-я танковая бригады под командованием Шамшина А.А. и Зыкова П.М.. В подвижной группе насчитывалось около 20 тысяч человек, 82 станковых и 360 ручных пулемётов 80 миномётов 126 орудий.2
     Вспомогательный удар в обход Ельца с севера должны были нанести войска 13 армии генерал-майора Городнянского А.М.. В составе 13-й армии входили 6 малочисленных стрелковых и одна кавалерийская дивизии, а также танковая бригада без единого танка (в общей сложности 19 тысяч человек,  60 станковых и 95 ручных пулемётов, 21 орудие и 5 миномётов). База снабжения войск находилась в районе Задонска. 3
     В начале операции наши войска имели небольшое численное превосходство над противником. Но в вооружении - артиллерии, танках, пулемётах - превосходил противник.
     Участник тех событий впоследствии Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян, вспоминал: "Когда мы сравнивали наши  силы с немецкими, в ходе операции эти сведения почти полностью подтвердились, результат не обрадовал. Если людей мы имели примерно на 8 тысяч больше, то пулемётами фашистские войска оказались намного богаче (у них более двух тысяч, а у нас - меньше тысячи), против вражеских 470 орудий и миномётов мы имели лишь 245, а против 40-50 танков пока ни одного не могли выставить. По теории военного искусства при таком соотношении сил наступать невозможно. Но осенью 1941 года Красная Армия всё чаще и чаще стала опровергать прежние каноны".4
     Боевые действия развернулись в районе Ефремов, Елец, Касторное, Ливны на фронте шириной около 110 км и глубиной до 90-100 км.
     Закончив сосредоточение и подготовку, 13-я армия генерала Городнянского А.М. 6 декабря в 10 часов перешла в наступление. Перед фронтом наступавших частей действовала наиболее сильная группировка противника в составе трёх пехотных дивизий - 262-й, 134-й и 45-й.5  Немецкое командование учитывало важное оперативное значение Ельца как базы для развития дальнейшего наступления на Задонск, Воронеж, Липецк. Поэтому для обороны города были выделены значительные силы. В течение  6 декабря войска генерала Городнянского А.М. вели упорные бои на всём фронте. Кавалерийские части  к исходу дня заняли Тросну, уничтожив там до батальона немцев и захватив трофеи и штабные документы. Центральная группа войск, овладев Ольшанцем, подошла к северо-восточной окраине Ельца. Начались напряжённые бои за город. 8 декабря северная группа войск освободила Хмеленец и вышла на шоссе Елец-Ефремов. Враг оказывал упорное сопротивление, но в ночь на 9 декабря под угрозой окружения его части стали выходить из города. Днём 9 декабря Елец был полностью очищен от оккупантов.7
     Наши части, преследуя отступающего противника, продолжили наступление на Казаки. Враг, не выдержав натиска, прикрываясь арьергардами и авиацией, спешно переброшенной на этот участок фронта, цепляясь за каждый населённый пункт начал отходить к рубежу реки Воргол и пытаясь в районе Казаков и Мягкой создать два узла сопротивления, чтобы опираясь на них, остановить наступление советских войск. Однако решить эту задачу немецкому командованию не удалось, рубеж обороны противника был прорван.
     7 декабря в 7 часов перешла в наступление подвижная группа генерала Костенко Ф.Я.. Главный удар наносился в направлении Никитского, навстречу войскам 13-й армии, ударную группу которой возглавлял генерал К.С. Москаленко (состав ударной группы: 307 стрелковая, 55 кавалерийская дивизии, 150 танковая бригада в количестве исправных танков - девяти Т-26  и трёх Т-34; позднее 132 стрелковая дивизии и 57 бригада войск НКВД).8  В ходе упорных боёв она к исходу 10 декабря разгромила основные силы 95-й немецкой пехотной дивизии и вышла в тыл Елецкой группировке противника, отрезав ей пути отхода на запад. Однако, ударная группа К.С. Москаленко не смогла своевременно выйти в район Никитского, что позволило частям 45-й немецкой пехотной дивизии вырваться из треугольника  Елец, Долгоруково, Никитское и вместе с частями 134-й дивизии отступить на северо-запад.
     Чтобы окружить отходившие основные силы 34-го армейского корпуса противника, необходимо было ускорить темп наступления, а также перенацелить удары наступающих группировок наших войск по сходящимся направлениям на Верховье. В связи с этим мотострелковой бригаде полковника Шамшина А.А. и приданной ей кавалерийской дивизии было приказано овладеть рубежом Хомутово, Верховье и захватить узел дорог в Верховье.
     Выполняя поставленную командованием задачу, части кавалерийского корпуса Крюченкина В.Д. с утра 11 декабря продолжали наступление. Пройдя за день 30-40 км, они 12 декабря вышли на линию железной дороги Елец-Орёл. В этот день кавалеристы одного из полков после ожесточенного боя заняли Шатилово, где захватили более 200 автомашин.9  Другой кавалерийский полк овладел Россошным  и к исходу дня вышел в район Орева. Третий занял Никитино. По этому поводу Гальдер в своём дневнике 11 декабря записал: "Снабжение войск 34-го армейского корпуса нарушено. Противник перерезал пути подвоза корпуса".10 
    Маршал Баграмян И.Х. вспоминает: "В полдень 12 декабря, от генерала В.Д. Крюченкина возвратился наш делегат связи. Он привёз радостную весть: кавкорпус лихой атакой захватил Россошное и Шатилово. В Шатилово разгромлен штаб 34-го армейского корпуса. Командир корпуса, по словам пленных, бросил войска и улетел на самолёте".11
     В результате успешных боевых действий войск Крюченкина тылы 45-й и 134-й немецких пехотных дивизий были парализованы и пути отхода их на  запад отрезаны. Части дивизии Руссиянова 13 декабря освободили станцию Измалково. Войска генерала Городнянского, преодолевая упорное сопротивление немцев, к исходу того же дня овладели Лесными Локотцами, Ульяновской, Малиновой, вышли на рубежи Липовец и вступили в бой с противником, оборонявшим город Ливны (13 декабря немцы оставили Ливны, но вскоре вновь заняли город. Окончательное освобождение Ливен - 25 декабря 1941 г.).
     В  результате этого врагу были отрезаны последние пути отхода, удалось вновь восстановить тактическое взаимодействие войск генералов - Городнянского А.М. и Костенко Ф.Я.. Кольцо вокруг немцев 13 декабря замкнулось.
     В районе Измалково-Россошное-Успенское в окружение попало до четырёх полков противника. Теснимые с востока частями генерала Городнянского А.М. немцы собрали все свои силы у населенных пунктов Шатилово, Россошное и атаковали кавалерийские части Крюченкина В.Д. Конница, уже сильно уставшая после многодневных непрерывных боёв, не смогла противостоять многочисленной, технически более оснащённой пехоте противника.  Оставив Шатилово, Россошное, части Крюченкина В.Д. отошли на юго-запад и заняли оборону на рубеже Верхняя Любовша, Зыбино, Щербачи - фронтом на северо-восток. На следующий день, 14 декабря, немцы продолжали упорными атаками пробивать себе дорогу на запад. Они направили основные усилия на фланги кавалерийских частей, пытаясь обойти их с севера и юга. Отдельным немецким подразделениям удалось выйти на коммуникации и прервать снабжение частей генерала Крюченкина В.Д.. Конница в самый критический момент операции оказалась в тяжёлом положении. Непрерывные бои в течение восьми дней измотали бойцов и конный состав. Боеприпасы, продовольствие и фураж были на исходе.
     От  командования кавалерийского корпуса поступали тревожные радиограммы: "Противник, пытаясь вырваться на запад, обтекает фланги корпуса". Часом позже: "32-я и 14-я кавдивизии отрезаны от штаба корпуса, а штаб 32-й отрезан от полков". "Штаб корпуса связь с 32-й дивизией Ковалёва Г.А. поддерживает по радио, а с 14-й дивизией связи совсем нет. Хотя управление нарушено, кавалерийские части стойко отбивают все попытки вырваться из окружения".12 Для оказания помощи конникам была срочно направлена бригада полковника Шамшина А.А., в их интересах работала авиация. 
     Немецкое командование, понимая трудное положение наших войск, бросало свои части в новые атаки. На какие только уловки не пускался враг, пытаясь вырваться из окружения. Южнее деревни Давыдово, например, немецкие пехотинцы гнали впереди себя толпу женщин и детей. Наши воины вынуждены были пропустить колонну: в перестрелке могли бы пострадать мирные жители. Но недалеко ушли оккупанты. Кавалеристы в конном строю внезапно атаковали их и порубили клинками.13
     В то же время части генерала Городнянского А.М., увеличив темп наступления, правым флангом вышли на рубеж Судбищи, Мамоновка, Понизовка, а центральная группа вместе с частями генерала Руссиянова вновь овладела Шатиловым, Россошным и Рахмановым. Кольцо окружения вокруг 45-й и 134-й немецких пехотных дивизий всё более сжималось. 
    Пытаясь подбодрить своих отчаявшихся солдат, немецкие самолёты разбрасывали над районом окружения листовки: "Держитесь Идёт помощь".14  Но помощь так и не пришла. Тогда немцы, сидевшие в "мешке", в ночь на 15 декабря решилась на отчаянную попытку прорыва. Они вновь собрали ударную группировку и командир 134-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Кохенгаузен повёл её на прорыв из района совхоза "Россошенский" в направлении на Кривец. Наши кавалеристы, вынужденные беречь каждый патрон, не дрогнули и стремительными контратаками рассеяли противника. Генерал Кохенгаузен  был убит. Управление частями потеряно.15 По другой информации: "В ночь на 15 декабря в своей машине застрелился командир дивизии генерал-лейтенант фон Кохенгаузен. Труп фон Кохенгаузена был обнаружен на поле боя после разгрома окружённой группировки. Командир 445пп полковник В.Кунце в своих воспоминаниях дает основание предположить, что предприимчивые подчинённые выбросили труп своего командира из машины, желая, видимо прорваться на ней из окружения".16 
     Район окружения насквозь простреливался ружейно-пулемётным огнём. Положение окружённых частей противника стало безнадёжным. Паника охватила фашистов. Они бросали машины, орудия, сдавались в плен. В Волчановке группа солдат аккуратно сложила своё оружие и, дождавшись прихода наших частей, организованно сдалась в плен.
     В это же время были случаи, когда даже целые подразделения  немецких войск не выполняли приказов командования. "Мне доложено, - писал командир одного из полков, - что подразделения второй роты без всякого основания не выполнили приказа об обороне. Это трусость!".17 
     В течение 15 декабря окружённые войска противника были раздроблены на несколько частей и 16 декабря частично пленены и уничтожены.
     В результате упорных боёв за эти четыре дня в районе Измалково, Верхняя Любовша, Россошное, Зыбино были разгромлены основные силы 45-й и 134-й пехотных дивизий противника. Лишь небольшим его подразделениям удалось прорваться на Северо-запад от Верхней Любовши и к югу от Кривца. По показаниям пленных в 134-й пехотной дивизии осталось не более 700-800 человек. 18 Ещё немного раньше, 12 декабря, начальник немецкого генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Гальдер в своём служебном дневнике писал: "134-я и 45-я пехотные дивизии вообще более не боеспособны."19 (21 декабря 34-й армейский корпус расформирован). Части подвижной группы генерала Костенко Ф.Я. и войска генерала Городнянского А.М. вышли на рубеж Понизовка, Верхняя Любовша, Дутое, Ливны и далее по восточному берегу реки Кшень до Александровки. На этом Елецкая операция закончилась, но наступление войск Красной Армии продолжались. 21 декабря было освобождено Хомутово, 25 декабря Ливны, 27 декабря Верховье и Новосиль...
     В результате проведенной операции положение на правом фланге Юго-Западного фронта было восстановлено. За время боёв наши войска очистили от противника территорию площадью около 8000 кв. км, освободив от оккупантов восточную часть территории Орловской области - более 400 населённых пунктов. Линия фронта стабилизировалась, теперь она проходила по территории Мценского, Новосильского, Верховского, Должанского, Ливенского районов.
     Немцы понесли значительные потери в живой силе и материальной части. Только ранеными, обмороженными и убитыми они потеряли 16 тыс.20 солдат и офицеров (убитыми 8700, пленными 557 человек). В качестве трофеев нам достались: 100 орудий, около 200 пулемётов, 700 автомашин, 500 лошадей, 325 повозок.21 основные силы 262, 95, 45, 134-й немецких пехотных дивизий были разгромлены, а некоторые полки, как 278-й и 280-й полностью уничтожены. Было восстановлено железнодорожное сообщение между центром страны и южными областями. Всё это не могло не способствовать разгрому войсками Западного фронта танковой группы Гудериана под Тулой.
     Успешно проведённая операция подняла настроение и повысила боевой дух наших войск, их уверенность в победе над врагом. Конечно, результаты операции могли бы быть более весомыми, но здесь негативное влияние оказали нехватка материальных средств и ошибки командования. Основной просчёт заключался в недостаточно обоснованном выборе направления главного удара. Так, наступавшие на север войска оперативной группы Костенко вышли не в тыл, а на фланг елецкой группировки врага. Столь неглубокий охват не позволил им сразу окружить противника, а это, в свою очередь, привело к затяжным боям и излишним потерям. И только уже в ходе сражения, когда части 5-го кавалерийского корпуса вышли на пути отхода немцев удалось, наконец, нанести удары по их тылу. Анализ архивных документов показывает, что при планировании удара не в северном, а в северо-западном направлении охват был бы более глубоким и эффективным. Вместе с тем следует отметить, что войска фронта наступали  низкими темпами, что позволило значительной части немецкой 2А избежать окружения. Это было обусловлено недостатком сил и средств и подготовкой операции в крайне  ограниченные сроки. Соединения и части фронтовой оперативной группы окончательно вышли на исходные рубежи лишь 6 декабря и начинали наступление  фактически с ходу, прикрывая развёртывание главных сил передовыми отрядами. танковая и мотострелковая бригады, обеспечивавшие левый фланг, вступали в бой с марша. Вопросы взаимодействия и всестороннего обеспечения решались наспех уже в ходе операции. Некомплект радиостанций затруднял управление войсками, которое было неустойчивым, и штабы не всегда знали положение своих частей. Но высокий наступательный порыв личного состава, правильный учёт командирами вероятного развития боевой обстановки в основном обеспечили выполнение боевых задач в сложных условиях суровой зимы.


     Заведующий кафедрой Общих гуманитарных и естественно-научных дисциплин национального института имени Екатерины Великой, профессор кафедры истории войн и военного искусства Военного университета МО РФ,  Заслуженный работник высшей школы РФ,  член-корреспондент Академии военных наук, профессор В.В. Паршин
     
    _______________________________________
    1Паротькин И., Кравцов В. елецкая операция. - М.: Военное издательство НКО, 1943. С.2
    2Баграмян И.Х. так начиналась война. - М.:Воениздат, 1971. С.476
    3Там же
    4Там же
    5 Паротькин И., Кравцов В. Указ, соч.С.10
    6Там же
    7там же с. 11
    8Москаленко К.С. на юго-западном направлении. - М.: наука, 1973. с.102
    9Паротькин И., Кравцов В. Указ. соч. С.16
    10Гальдер Ф. Военный дневник. - М.: Воениздат, 1971. с. 112
    11Баграмян И.Х. Указ. соч. с. 502
    12 Там же с 506
    13Там же с 507
    14ЦАМО ф.229, оп.161, д.106, л.19
    15Баграмян И.Х. Указ. соч. с 508
    16Москаленко К.С. Указ. соч. с.117
    17Паротькин И., Кравцов В. Указ. соч. с.20
    18Там же с.21
    19Гальдер Ф. Указ соч. с.114
    20Паротькин И., Кравцов В. Указ. соч. С.21 (По др. данным потери 12 тыс. человек - Москаленко К.С.)
    21ЦАМО ф.202, оп, 5, д. 19, лл 84-85

    Навигация